Яна франк муза и чудовище

Муза и чудовище

Муза и чудовище: как организовать творческий труд

Яна Франк. – М. Манн, Иванов и Фербер, 2010. – 272 с. ISBN 978–5–91657–052–6

Предисловие Артемuя Лебедева. Первая страница новой жизни — Муза и чудовище

Глава 1 Что оказалось у меня?

Глава 2. Во всем виноват порядок?

Яна франк муза и чудовище

Глава 3. Во всем виноват сон?

Глава 4. Во всем виноват отдых?

Глава 5. Отыскать потерянное время

Глава 6. Перечень рутин

Глава 7. Как не забыть дома голову?

Глава 8. Полюбить ненавистное

Яна франк муза и чудовище

Глава 9. Предупреждение для экстравертов

Глава 10 Перечень серьёзных мелочей

Глава 11 Перечень громадных замыслов

Глава 12 Долго ли, кратко ли? 45/15

Глава 13. Конкретный пример

Глава 14. Стратегический замысел

Глава 15. В случае если замысел не лезет ни в какие конкретно ворота

Глава 16. Как проработать 45 мин.?

Глава 17. Еще раз об итогах

Глава 18 Что считать победой, а что – поражением?

Предисловие Артемuя Лебедева.

Первая страница новой жизни — Муза и чудовище

Толстяки обожают книги о диетах. Робкие в себе обожают книги по психологии. Нехорошие дизайнеры обожают рассматривать книги с примерами красивого дизайна. Всем этим людям нет ничего, что окажет помощь. Книга Яны Франк Муза и чудовище: как организовать творческий труд посвящена организации собственного времени. Само собой разумеется, ее читателями станут те кто ни при каких обстоятельствах ничего не успевает, не хорошо планирует дела, не осилит с ВЫПОЛНИМЫМИ задачами. Окажет помощь ли им книга? Обучиться все успевать и распределять время в миллион раз несложнее, чем накачать плоский пузо либо стать любимым боссом. Проведем простой опыт. Откроем страницу 94 данной книжки. Начнем читать с простой для нас скоростью. Засечем время (в телефоне имеется секундомер. подойдут и простые часы). Допустим. у нас окажется 43 секунды. Мы округлим значение до минуты, по причине того, что вероятнее нам нравится перечитывать абзацы по паре раз. В книге 110 страниц чистого текста, значит, прочесть книгу полностью возможно за два часа. Тем, кто в состоянии определить, сколько мин. тратится на прочтение страницы текста, эта книга окажется крайне полезной. Остальным не окажет помощь ничего.

Представители творческих профессий довольно часто воспитываются в художественной среде, где курсируют разнообразные мифы и легенды, связанные с беспорядком и отсутствием организации. Многих учат, что настоящее творчество живет вместе c хаосом, а шедевры результат приступов вдохновения, сметающих все на своем пути. В случае если гений не бросает еду, сон и семью в ходе создания великого творения, творение не согласится великим.

В юные годы н большое количество слышала о том, что живописец – сумасшедший, беспорядочный человек. Такова его природа: он спит днем, работает ночью, гробит свое здоровье, сгорая для Великого. Его завлекают только духовные ценности, интересоваться такими мещанскими глупостями, как чистота, порядок и деньги – ниже его преимущества. Он приносит удобство в жертву порыву. Устроиться эргономичнее свидетельствует погибнуть душой, преодоление трудностей – путь к настоящему Духовному Росту. Тяги к порядку, жажды уйти дремать пораньше либо променять лишний вечер в радостной компании на нужную рутину было принято стыдиться.

Наряду с этим было не совсем ясно, как должно возвысить Дух ежедневное применение чашки тридцатидневной несвежести либо ежемесячное замачивание всей посуды в ванне со стиральным порошком. Большая часть великих творцов непременно устраивались на какую–то работу, по причине того, что каждому человеку необходимы еда, одежда, крыша над головой и, в итоге, материалы для работы. И все это стоит денег. Многие были не в состоянии проститься с хаосом, опаздывали на работу, пока их не увольняли, поменяли работы, пока не уходила супруга, и переживали кучу драм, перед тем как прийти к выводу, что дальше так жить запрещено.

Иные, опасаясь больших проблем, все же брали себя в руки и начинали нормально работать. Гениальные и настойчивые делали карьеру, параллельно обзаводясь детьми, квартирами, дачами и хозяйствами, требующими ухода. Большая часть из них всю жизнь жаловались на конфликт между музой и порядком.

Большинство творческих личностей в моем окружении всю жизнь ничего не успевали и жили в окружении хаоса. Они только делились на тех, кто жалуется на подобное положение вещей, и тех, кто считает его обычным либо кроме того гордится своей свободой. Про многих из них по окончании 15–20 лет таковой жизни говорили у него был большой потенциал, он имел возможность бы достигнуть большего.

Яна франк муза и чудовище

Иных со временем скрутили супруги и обстоятельcтва. Они вынужденно начали отдавать время и силы быту, но неохотно и из–под палки. Постоянное противостояние отбило у них солидную часть вдохновения, нелюбимые дела тянулись и преобразовывались в непреодолимые горы, и со временем они во всем этом погрязли, став малоактивными и несчастными людьми. Лишь единицы сумели организовать свой быт и труд. нашли метод успеть все что необходимо и не утратить вдохновение. В студенческие годы их в большинстве случаев дразнили либо презирали за чрезмерную правильность, позднее восхищались и завидовали. Катастрофу настоящего живописца я знаю наизусть со школьного возраста: руководство и семья неизменно наступают на горло песне, не позволял развернуться. Творческий человек не имеет возможности творить по часам, выдавать блестящие идеи по заказу, каждый день быть в одинаково продуктивном настроении и гореть равномерным огнем восемь часов в день, от звонка и до звонка. Приступы вдохновения довольно часто наступают, время от времени необходимо укладывать дремать детей либо мыть посуду, а на работе, по окончании неинтересного собрания и кучи тщетных бесед, заставляют себя ожидать. Каждая работа за деньги включает в себя много изнурительной рутины, личные идеи необходимо подгонять под вкусы и пожелания клиентов, дабы компенсировать все это, хочется сделать что–то свое, проект лишь для себя, но на это годами не достаточно времени и сил. Разочарований делается больше, чем удач. Гении тонут в рутине и тоске.

Кое-какие живописцы в моем окружении вырвались из этого замкнутого круга. Восхищаясь результатами их труда, коллеги не забывали кольнуть их, увидев, что они, возможно, реализовали душу сатане, дабы получить денег. Променяли порывы души на покой, а творческую обстановку – на обои в цветочек. Многие шептались: Вот заметите, в недалеком будущем их работы станут «мертвенькими», произведения – бездушными, они будут штамповать и тиражировать то, что у них хорошо получается».

Яна франк муза и чудовище

В то время, когда спустя пара лет организованной и продуктивной работы такие люди предъявляли публике большое количество сильных работ, законченные проекты большого масштаба параллельно с ухоженными детьми, комфортным домом и хорошим настроением, все задавали вопросы Как они это сделали? В любых ситуациях за такими подвигами стоит организация труда, какая–то форма порядка и контроля ресурсов. Человек не имеет возможности свернуть гору просто схватившись за нее, и бегание с криками у подножия также не принесет никаких результатов. Лишь просчитав свои возможности, вычислив силы и время и разработав замысел, он сможет что–то переместить.

В то время, когда я наконец отправилась обучаться в художественное училище, в моей жизни наступило радостное время – я была занята своим делом! Первые четыре года я не была обременена ничем, не считая учебы и случайных заказов, дабы быстро продвигаться в интересующих меня делах, хватало систематично работать. Очевидно, это получалось не всегда: юные живописцы тратили большое количество времени на пьянки, гулянки. И посиделки. Но хватало здоровья на приступы активности перед сессиями и бессонные ночи. Мы легкомысленно жили семестр, неделями просыпая первую несколько, но планировали с силами перед выставкой и за десять дней наверстывали потерянное. По окончании сдачи экзаменов возможно было пара недель ничего не делать, восстанавливая силы и здоровье, позже все начиналось сперва. Однокурсники состязались в пересказывании друг другу прекрасных историй о том, что в нашей жизни случилось безумного. На пике богемной жизни с балконов сбрасывалась вся посуда, имевшаяся в хозяйстве, а время от времени и ее хозяева, и все радостно обсуждали, как позже пришли в сознание этажом ниже и месяцами жили без единой чашки. Это казалось романтичным. Люди, переживавшие подобные истории, ощущали себя свободными и храбрыми.

Отказаться от навязанного обществом порядка, наплевать на вывод окружающих и жить как хочется – база, нужная настоящему поэту, живописцу либо композитору для настоящего творческого полета! Моя мама полжизни рисовала картины мелкого формата, по причине того, что весьма хотелось заниматься любимым делом, но солидную часть дней было некуда деться от десятков гостей, непрерывно сидевших у нас за круглым столом. Она так желала работать, что приспособилась рисовать прямо в компании, не обращая внимания на зрителей и болтовню около. Время от времени случалось несчастье: кто–то из гостей нечаянно ставил чашку на рисунок. Живописцы шутили, что пятно, поставленное на шедевр, либо разводы от пролитого на рисунок вина облагораживают его. Лишь позднее, оставшись наедине с мамой, мы время от времени вздыхали Без кляксы он был лучше, жаль, что хорошую картину сломали.